Бийские ведомости

Дружи с нами

в социальных сетях!

Другие статьи

Марина Попова, 24 года, "Хрустальный взгляд"

Последнее обновление:       12 Март 2013 | 18:04
 
Рубрика: Культура
954

Хрустальный взгляд

1

Олеся была из числа тех добрых и красивых девушек, которые всецело отдавались любви и посвящали свою жизнь одному человеку, порой, забывая о собственных желаниях. По крайней мере, она бы так и сделала, если бы тот, кого выбрало ее сердце, согласился. Но серьезный мужчина и не думал обращать внимания на чувства соседки по этажу. Наверное, он был всегда слишком занят, например, когда выходил в прямой эфир, чтобы вести новости на собственном местом телеканале.

Однако Олеся влюбилась в этого красивого мужчину с блестящей прической еще в те времена, когда он совсем юным в растерянности стоял во дворе их пятиэтажки, не зная, как попасть в свою квартиру. Он был очень рассеянным и часто терял ключи, а родители подолгу задерживались на работе.

Его сверстники вертелись на турнике и смеялись над ним, а Виталий (так его звали), боялся ответить ненавистным обидчикам, мысленно кидался в них булыжниками и обиженно опускал голову.

Комментарий Владислава Пасечника:
Да, именно за это его стоило полюбить. Вертелись на турнике? - это как? Вроде как попугаи на жердочке?

 

Олеся, завидев одиноко стоящего соседа, сразу бежала вниз, чтобы позвать неприкаянного к себе в гости. Их семьи дружили, Виталя был старше Олеси на пять лет, и, возможно, поэтому он казался ей таким взрослым и серьезным, и, если на него в очередной раз наваливались неудачи, она всегда говорила ему: «Ну ты же такой умный, разве ты с этим не справишься?». В такие моменты потускневший взгляд забитого студента загорался внезапным хрустальным огоньком, после чего он радостно улыбался и целовал свою маленькую подругу в лоб.

Прошло семь лет, Виталя не перестал быть рассеянным и продолжал терять ключи, но на этот случай он держал несколько дубликатов в бардачке своего «Лексуса. Поставив машину на сигнализацию, он деловито шел домой, положив ключи от машины в карман дорогого черного пальто. На лавочке у подъезда пили пиво его прежние обидчики. Когда он проходил мимо, их опухшие лица приобретали каменное выражение, они замолкали и завистью смотрели, не понимая, как такой лох смог так продвинуться.

А Олеся больше не бежала на улицу, чтобы пригласить друга детства в гости, она лишь смотрела на него из окна с любовью и болью в сердце. Несколько месяцев назад она приняла решение признаться ему, потому что со временем прятать чувства становилось все больнее. Хотя на что она могла надеяться? – Простая студентка, а по сути – никто.  И все же в сердце влюбленных всегда живет надежда услышать «да». Поэтому Олеся каждый день обдумывала слова признания, надеясь, что их светлая дружба еще живет в душе Витали и поможет достучаться до сердца любимого.

А пока что Олеся просто смотрела телевизор из дня в день, где со скоростью двести слов в минуту молодой и обаятельный ведущий рассказывал новости Бийска. Почти всегда она смотрела телевизор вместе с соседкой Наташей, любительницей сидеть в кресле, умно рассуждать и всех критиковать. Наташа снисходительно относилась к безнадежной влюбленности лучшей подруги, но надеялась, что та когда-нибудь одумается и сосредоточит, наконец, мысли не на ком-то, а на себе самой.

Однажды вечером, как всегда, Наташа пришла к Олесе домой, чтобы вместе посмотреть телевизор. Летнее солнце запустило в окно слишком яркие лучи, и поэтому в экране вдруг стало ничего не видно. Олесе это жутко не понравилось, и она, недовольно фыркая, достала тяжелое одеяло из шкафа, вспрыгнула на подоконник и непостижимым для Наташи образом повесила его на гардину, которая прогнулась от тяжести. После этого в комнате потемнело, и разглядеть что–то в экране стало намного проще.

– Ну вот! Теперь гораздо лучше! – радостно произнесла скалолазка и спрыгнула с подоконника.

– Сколько усилий, и ради чего? – лениво сказала подруга, удобно устроившись в кресле. – Смотреть там нечего!

Комментарий Владислава Пасечника:
Усилий не то чтобы очень много...

 

– Как нечего, – искренне удивилась Олеся, – новости начинаются!

– Ой, ой! – оживилась Наташа, – Ну вот и Виталя – наш красавец!

«Здравствуйте, в эфире новости, и я ее ведущий – Виталий Голованов».

– Сколько самодовольного пафоса! – съязвила Наташа. – Он прямо балдеет от того, что его по телевизору показывают.

– Наташа, ты ничего не понимаешь! – возмутилась подруга. – Было время, когда Виталя даже стеснялся к прохожему подойти, чтобы время спросить. А теперь – он ведущий, да к тому же на собственном телеканале. На небольшом, конечно, но все-таки своем, о котором всегда мечтал. Ты представляешь, какую он проделал работу, в том числе над собой – поборол все страхи и комплексы![Телеведущий городских новостей на "Лексусе"? Хм....]

Наташа усмехнулась, подумав, с каким наивным воодушевлением и любовью ее несчастная подруга рассказывает о человеке, которому совершенно не нужна.

– Олеся, – начала она говорить, – ты явно преувеличиваешь заслуги этого мажора, – и она указала пальцем в экран, – ты посмотри: он типичный красавчик-бабник! Ты видела, сколько за ним девок бегает? Думаю, его борьба с комплексами недолго длилась.

– Ты опять ничего не поняла, – расстроилась Олеся, – я не спорю, хорошая внешность сыграла роль, но ты не знала его раньше. Ты не видела, каким он был неуверенным, забитым. Я всегда ему говорила: «Виталя, у тебя все получится, только не отступай от своей мечты». У него всегда при этом глаза наполнялись таким хрустальным блеском, словно сияли надеждой, – и девушка глубоко вздохнула, – и ведь он осуществил мечту, не каждый на такое способен!

После этого в комнате повисла пауза: хвалебные речи начали походить на фанатизм, и Олесе стало немного стыдно. В это время голос с экрана перестал быть просто фоновым звуком, и девушки невольно услышали, о чем говорит предмет их беседы:

– …на реке Бия полицейские задержали странного мужчину, который, как сумасшедший, без остановки забирался на затонувшую баржу и спрыгивал с нее в воду. Отдыхающие на пляже, а особенно дети, были напуганы. Мужчина в возрасте сорока-сорока пяти лет довел себя до изнеможения подобным спортивными прыжками и вот–вот мог утонуть. Как потом ныряльщик объяснил в полиции, таким образом он пытался переместиться в параллельный мир, где жива его недавно умершая жена. Нарушитель спокойствия помещен в отделении психиатрии. И здесь хотелось бы сказать уже ставшую банальной фразу: «Не повторяйте это сами!» А теперь к другим новостям…

– Ужас, – Олеся нахмурилась.

Пару минут они уделили обсуждению поступка этого сумасшедшего, но потом снова плавно перешли к прежней теме, и Наташа продолжила вразумлять подругу:

– Не спорю, в детстве вы были близки, – но время изменилось. Он теперь наша местная знаменитость, бизнесмен, а кто ты? Студентка в академическом отпуске без денег и связей!

– Я его близкий человек, – уверенно пошла Олеся в контратаку, – мы до сих пор общаемся!

– Близким человеком ты ему – была!– так же уверенно выстрелила подруга. – А теперь у вас просто формальное «привет – пока», разве ты сама не видишь? А неформальное общение у него только с твоим папой, с которым они на прошлой неделе бутылку водки выпили. Про тебя он уже и думать забыл. Пойми уже! Ты видела его девушку на «Ниссане»? Считаешь, можешь составить ей конкуренцию? Олеся, я тебя очень прошу, не вздумай ему ни в чем признаваться!

– Хватит! – истерически вскрикнула Олеся, – хватит меня учить! – и резко отвернулась к стене.

Подруга горячо пожалела, что вот так «правду-матку» выложила, и хотела сказать что-нибудь в утешение, но так и не нашла нужных слов и продолжила смотреть телевизор, переключая каналы и ни на чем не сосредотачивая внимания.

Некоторое время подруги находились в напряженном молчании, но тут в коридоре послышался шум: отец Олеси открыл кому-то входную дверь, и через минуту к ним в комнату зашел Вадим, родной брат Наташи.

– Что ты тут делаешь? – удивилась она.

Вадим был открытым и добрым человеком, но они не ладили с сестрой. Наташа ненавидела брата за то, что тот ввязался в какую-то секту и был помешан на мистических вещах.

– Как что? – ответил тот. – Я пришел к Олесе чинить компьютер, но, кажется, ей не до этого, – сказал он, глядя на понурый вид подруги. Он знал Олесю давно и легко определял ее настроение, потому что был в нее влюблен. Но, заклеймив себя далеко не самым прекрасным мужчиной на свете, ни на что не наделся и скрывал свои чувства так, что даже сама Олеся о них не подозревала.

– А почему у вас так темно? – добавил он и взглянул на завешенное окно.

– Уже нет, – злобно сказала Олеся и со всей силы дернула одеяло, после чего то свалилось вместе с гардиной. Падение произвело такой неприятный грохот, что все наморщились.

Комментарий Владислава Пасечника:
Может - "поморщились"? "Наморщил" обычно употребляют несколько в другом контексте, - наморщил лоб и т.д.

 

– Ну вот, – как ни в чем небывало сказала Олеся, – теперь намного светлее.

Вадим продолжал стоять в недоумении.

– Что происходит-то? – боязливо спросил он.

– Да знаешь, переживем мы, – издевающимся тоном начала Наташа, – сегодня в новостях передавали, что один мужик прыгал в воду и так искал путь в параллельный мир. Но единственное, что он мог действительно сделать– это утопиться. Эх, жаль, он с тобой не познакомился, ты же спец по всяким мистическим вещам – тебе, наверное, его переместить – раз плюнуть.

Вадим уже привык к едким издевкам, поэтому не стал обращать внимания. А Олеся, казалось, вообще ни на что внимания не обращала, пребывая глубоко в своем мире.

– Олеся, что с тобой? – спросил он с беспокойством.

Девушка уже хотела сказать «все нормально», но вдруг в коридоре снова послышался шум. У Олеси замерло сердце – этот голос она не спутает ни с чьим другим: к ним в гости пришел Виталя. Наташа, глядя на свою подругу, глубоко и безнадежно вздохнула.

Мужчины о чем–то приглушенно поговорили в коридоре, а затем зашли в комнату.

Олеся замерла с сияющими глазами и на секунду забыла, как дышать. А Виталий, с голливудской улыбкой на лице, словно сошел с обложки журнала, а точнее – с экрана телевизора, засиял гладкой прической на всю комнату.

– Привет, – сказал он многозначительно, словно сейчас должны были зазвучать аплодисменты.

– Привет, – еле слышно ответила Оля!

– Ну, добрый день, – приподняв уголки губ поздоровалась Наташа, – у вас там новости, наверное, в записи показывают? Ты же сейчас только был в телеке!

Выражение «был в телеке» ему явно понравилось:

– Да мне от студии до дома – два шага, эфир отвел – и сразу к вам! – он улыбнулся еще больше и стал источать такое обаяние, что даже скептичная Наташа поддалась его чарам.

– Классно, – у тебя все схвачено! – улыбнулась она.

– У Витальки все  схвачено, – с явным удовольствием протянул отец Олеси и похлопал Виталю по плечу, – папаша бы тобой гордился, – добавил он.

– Да ладно, – смутился Виталя, – ты мне сам как отец, – и на мгновение его лицо стало серьезным, и с него спала то самое выражение, которым он покорял людей, источая обаяние, и которое наработал за несколько лет работы на телевидении.

– Олеся, – обратился он к своей давней подруге, уходя от неловкого момента, – у тебя день рождения скоро. Твой папаня сказал, что ты нумизматикой занимаешься, можно мне тебе какую-нибудь монетку подарить?

Несколько секунд Олеся налаживала связь с сердцем, которое было готово вот-вот выпрыгнуть, а потом стала обдумывать фразу для ответа:

– Да ну что ты, – сказала она, – не надо, у тебя, наверное, и без меня дел много.

– Да ладно тебе, – перебил ее отец, – поиск одной монетки его не сильно озадачит.

– Он прав, мне не сложно, – подтвердил Виталя. – И я бы тебе сам подарил, не спрашивая, но боюсь– куплю такую, которая у тебя уже есть.

Олеся мучительно пыталась вспомнить, какую же монету она хочет для своей коллекции. Под взглядом любимых глаз думать было ужасно сложно. В обычной ситуации она бы размышляла не больше секунды, потому что знала, какие монеты есть в продаже у них в городе, их примерную стоимость, год выпуска и даже монетный двор, потому что все это давно изучила в интернете. Краем уха она услышала по телевизору рекламу зимней олимпиады в Сочи и тут же сказала:

– Я хочу юбилейную десятирублевую монету – сочи 2014.

– Без проблем, – сказал Виталя, – у меня знакомый есть в Первомайском районе, он свой антикварный магазин держит, съезжу к нему, за одно поболтаем за чаем.
Комментарий Натальи Дорониной:<
Эти монетки уже антиквариат?

 

– Кстати, насчет чая, – подметил Олесин отец, – пошли, уже вскипел.

– Да нет, Петрович, я на секунду заскочил, меня там пресс-центр уже разорвать хочет.

– Да подождет твой пресс–центр, – махнул он рукой, – хоть десять минут посиди, а с прошлой  недели не заходил.

Виталя не стал больше перечить, и они ушли на кухню.

Вадим, все это время молча наблюдавший беседу, злобным взглядом посмотрел в спину самовлюбленному нарциссу, каким он его считал.

– Вот видишь! – обратилась Олеся к Наташе, как бы говоря ей – «ты была не права, Виталя меня любит.

– Да я все вижу, – ответила та, – а ты видишь только то, что хочешь видеть.

Вадим стоял в недоумении.

Этот разговор не для твоих ушей, – ответила сестра на его молчаливый вопрос.

– Ну почему же, – вдруг сказала Олеся, – Вадим, мы друзья с детства, и я знаю, что мне ты плохого не пожелаешь, вот скажи, стоит мне признаться Витале в том, что я чувствую к нему.

Вадим был ошарашен такой внезапной откровенностью и не находил слов.

Олеся опустила глаза:

– Я так понимаю, ты не мог не заметить, что мне нравится Виталя. Просто мы никогда с тобой об этом не говорили.

– Да, я заметил, - ответил он сдавленно.

– Мне нужен твой совет, стоит ли мне признаваться?

– Послушай, кого ты спрашиваешь? – воскликнула Наташа,  – он в ритуалах с крестами и свечками участвует.

–  Без крестов, – сдержанно ответил ей брат, – не говори о том, чего не знаешь.

– Хватит ссориться, – Олеся подняла ладони и снова обратилась к Вадиму, – я ценю твое мнение, поэтому хочу его узнать.

Вадим замешкался, подыскивая слова.

– Я думаю, признаваться стоит только в том случае, если есть вероятность взаимности.

Олеся радостно улыбнулась и сказала:

– Да, я тоже так думаю. Ты же видел – Виталя захотел сделать мне подарок на день рождения, значит ему не все равно.

– Это просто дань уважения или чтото типа того, – опровергла ее домыслы Наташа. – Или он так хочет твоему папе сделать приятное.

Комментарий Владислава Пасечника:
Что у Витали за отношения с отцом Олеси? Это хоть как-то объясняется? Что за бизнес у Витали?

 

– Почему ты мне всегда доказываешь, что Витале до меня нет никакого дела? – вспыхнула Олеся.

– Да потому что это так и есть – закричала подруга, – а вообще, знаешь – как хочешь, признавайся! Потом сама же ко мне же рыдать придешь!

– Может да, а может, нет! – заключила Олеся притихшим голосом.

– Это правда, – подтвердил Вадим и сказал сестре, – ты же не можешь знать наверняка, что у него в сердце.

– Раз вы такие умные, нам больше не о чем говорить, – и Наташа ушла, хлопнув дверью.

– Знаешь, – немного подумав, Олеся сказала Вадиму, – давай ремонт компьютера до завтра отложим.

 

2

Подруги не выносили ссор друг с другом, поэтому на следующий день в это же время они снова сидели перед телевизором. Вадим был рядом и копался в системном блоке компьютера.

– Ну вот и новости начинаются, – ухмыльнулась Наташа.

«Здравствуйте, в эфире новости, с вами Артем Истоков …»

– Какой еще Артем Истоков?! – Олеся подскочила на кресле от удивления. – Сегодня должен быть Виталя!

– Ну, может, он взял выходной, – спокойно проговорила подруга.

– Такого еще не было, – с тревогой сказала Олеся. – Наверное, что-то случилось!

Наташа устало вздохнула, подумав: «Ну вот – опять двадцать пять».

– Может, его вызвал кто-нибудь или срочно пришлось куда-то ехать, – успокаивала она влюбленную, – да мало ли причин найдется?

Но Олеся не успокоила и стала нервно ходить по комнате.

– Нет, я чувствую: что-то не так, - бубнила она под нос.

– Да брось ты, – сказал Вадим, держа в руке отвертку, – впервые я согласен с сестрой – скорее всего он просто занят.

Комментарий Владислава Пасечника:
Так люди не говорят: "Впервые я соглашусь с сестрой". Так может сказать автор о своем персонаже в третьем лице. Во всяком случае в нашем измерении. Быть может, в параллельном мире. Персонажи плоские, бумажные.

 

– Позвоню папе, спрошу у него, – сказала Олеся и начала жать на кнопки мобильника.

Брат и сестра молча согласились с этой идей и продолжили заниматься прежними делами, но через пару минут они вздрогнули от страха и резко оглянулись на Олесю: та, издавая дикий крик и выронив телефон, села на корточки и схватилась за голову. Друзья бросились к ней.

Комментарий Владислава Пасечника:
Какими? Зачем вообще нужна эта бессодержательная фраза про прежние дела? Это лишнее.

 

– Ол-леся, – дрожащими губами сказала Наташа, – что с тобой? Вадя, вызывай скорую! – закричала она, видя, что Олеся не реагирует на ее вопросы.

– Сейчас! – растерянно сказал он, не в силах сообразить, какой телефон взять.

– Не надо, – сдавленно  прошептала Олеся, пребывая в том же положении.

– Ты что ж так пугаешь-то, – вздохнул Вадим, что случилось?

– Посмотри на меня, – говорила Наташа, обеспокоено пытаясь поднять голову подруги.

– Виталя… – тихо выговорила та… Виталя разбился на машине…

– Что? – в один голос сказали брат с сестрой.

– Мне папа сказал, – Олеся наконец подняла голову.

Все трое были в шоке, Наташа и Вадим, словно проглотив язык, растерянно глядели то на Олесю, то друг на друга.

– Он живой? – наконец вырвалось у них.

Олеся сделала болезненное выражение лица и закрыла глаза рукой.

– Нет.

Наташа молча села, а Вадим продолжал стоять с отверткой в руке.

– Не обмануло тебя предчувствие, – сказала подруга, чтобы что-нибудь сказать в этой гробовой тишине.

– Я что–то вообще ничего не понимаю, – Вадим бросил отвертку на стол и тоже сел. – В него въехал кто-то?

– Я не знаю, – тяжело вздохнув, ответила Олеся, – и какая разница? Господи, я не могу поверить!

– Да ты что! Я тоже, – тут же воскликнула Наташа, – только вчера живой и здоровый в этой комнате стоял!

– Наташа, – истошно вскрикнула Олеся, – Наташа, он же с Первомайского ехал!

Подруга была шокирована еще больше и вытаращила глаза, выражая непонимание.

– Ты что, не понимаешь? – дрожа всем телом, спросила Олеся.

– Нет, честно, извини… ехал с Первомайского, ну да, там трасса, скорость…

– Он же мне за монетой ездил, – истерически вскрикнула девушка, – это из-за меня случилось! О господи! Верни вчерашний день! Чертова монета!

– Ты что придумала? – испугалась Наташа за нее.

– Ты не виновата! – подтвердил Вадим.

Вдруг, ничего не говоря и не выдержав напряжения, Олеся бросилась бежать. За две секунды надев шлепки и открыв дверь, она ринулась на лестницу и побежала вниз на улицу. Ее чувства в этот момент были похожи не те, когда внезапно лишаешься руки или ноги.

Комментарий Владислава Пасечника:
Интересное сравнение, но не прописанное.

 

Так хочется, чтобы это просто оказалось кошмаром. Но даже в страшных снах Олесе не могла привидится смерть Витали. Настолько все это было для нее невыносимо.

Вадим бежал за отчаявшейся подругой, боясь, как бы она чего-нибудь с собой ни сделала в таком состоянии. Наташа тоже хотела побежать, но не стала оставлять пустую квартиру открытой. 

В какой–то момент Олеся устала бежать, свернула за девятиэтажный дом и упала на траву, обняв колени и спрятав голову.

Вадим аккуратно подошел. Он очень сочувствовал, но не знал, что сказать. Олеся вздрогнула от испуга, подняв глаза и увидев Вадима– она не знала, что он бежал за ней. Глядя в пустоту, она говорила:

– Это я виновата, ведь если бы не я, он бы сегодня как обычно вел новости.

Вадим не знал, есть ли смысл переубеждать ее, может, лучше просто выслушать.

– Как теперь мне жить, – разбито продолжала несчастная, – осознавая, что это я стала причиной его смерти. Нет, конечно, это не я его убила, и все же стала причиной, – и она тяжело вдохнула.

Вадим стоял с подавленным взглядом, который лучше всяких слов выражал сочувствие. Олеся, увидев это, не смогла сдержаться и расплакалась.

Он подошел ближе, и уже собрался обнять, чтоб утешить, но замешкался, побоявшись оказаться непонятым. Тогда он просто устроился рядом и серьезно произнес:

– Миллионы людей умирают из-за случайностей, если ты будешь себя винить, то зря испортишь свою жизнь.

Комментарий Владислава Пасечника:
Еще одна ужасная фраза.

 

– Слушай, – внезапно сказала она, – а ты ведь веришь в параллельные миры?

Утешитель опешил – серьезно это она или сходит с ума?

– Ведь есть такой мир, где Виталя жив? – настаивала девушка на своем.

– Да, я думаю, есть, – ответил он, стараясь всеми силами поддержать подругу, оказавшуюся на грани отчаяния. – Я слышал такую теорию, что существует огромное количество параллельных миров. Вот только человек не может перемещаться из одного в другой.

– Почему?

– У нас говорят… здесь рассказчик сделал паузу, ведь «у нас» означало – в его религиозном братстве, которое в городе среди мнительных людей прославилось, как дьявольская секта.

Комментарий Натальи Дорониной:
Секта похожа на клуб любителей фантастики.

 

Но, увидев, что Олеся не смущается, он продолжил. – У нас считают, что нельзя переместиться в другой мир, где живет твой двойник, потому что он оттолкнет тебя как однополярный магнит. Грубо говоря, в одном мире есть место только для одного экземпляра, и второго такого же просто выкинет оттуда как лишнего.

Олеся задумалась.

– А если я перемещусь в тот мир, где нет моего двойника? Например, где я однажды умерла или вообще не рождалась? Получается, меня не вытолкнет?

Вадим тоже задумался.

– Не знаю, – ответил он честно. – Но в любом случае, пробовать не стоит. Неизвестно, чем закончится. Ты же слышала сегодня про человека, который чуть не утонул на реке?

– Он просто псих, вот и все… – вздохнула Олеся.

– Я бы так не сказал… – протянул Вадим.

Собеседница от удивления раскрыла заплаканные глаза. Вадим попытался объяснить:

– У нас говорят… ну то есть в наших книгах написано, что вода – это проводник в иные миры, и человеку нужно просто прыгнуть в нее и подумать о том варианте вселенной, в которой бы он хотел очутиться. Думаю, тот несчастный мужчина слышал об этом учении.

– Но ведь у него ничего не получилось, – усмехнулась Олеся, – он так и остался в нашем мире, без своей жены.
Комментарий Владислава Пасечника:
Поведение персонажей удивляет. Оно неадекватно ситуации.

 

– Верно, – задумчиво подтвердил Вадим и так же, как Олеся, согнул колени и обнял их руками. – Но если у него не вышло, это не значит, что такое в принципе невозможно. Может, просто он не нашел того мира, где для него свободно место, то есть не занято двойником, и где в то же время жива его жена.

– Вадя, – сказала Олеся и повернулась к нему.

– Что? – спросил он и посмотрел ей в глаза, от чего у него замерло сердце.

– Неужели ты правда в это веришь? – спросила та.

Парень огорченно увел взгляд.

– Знаешь, – сказал он, – в древности люди думали, что солнце вокруг земли вертится.

Олеся не нашла, что возразить.

– Надеюсь, что ты прав, – грустно сказала она, – и где-то Виталя все-таки вернулся с Первомайского живым и здоровым. Боже мой, боже мой! –  внезапно она снова схватилась за голову, – бедный Виталя, ну почему же с ним это случилось? Господи, надеюсь, он не мучился.

Они еще долго сидели на траве, пока не наступили сумерки, и холод вместе с комарами не заставил их подняться.

По дороге домой Олеся внезапно сказала:

– Слушай, а может, я попробую?

– Что? – удивился Вадим.

– Ну, как что, – смутилась она, – ну ты же веришь, что можно переместиться…

– Ого! – удивился он, – ты серьезно?

– Да, вполне, по крайней мере, прыгнуть в воду и представить, что Виталя жив, для меня не составит труда. Что я потеряю от этого?

Вадим подумал.

– Ты уверена, что все в порядке будет – того мужика в психушку забрали.

– Ты что? – удивилась она. – По-твоему, я сумасшедшая?

– Нет, что ты, просто я беспокоюсь.

– Не надо беспокоиться, у меня не стало дорогого человека, но я не свихнулась. Не знаю, что предстоит делать завтра, но если обстоятельства  позволят, ты сходишь со мной на речку?

– Конечно, – ответил Вадим.

Спасибо, – сказала Олеся, глядя ему в глаза. На прощание она с теплотой сжала его руку в своих ладонях, и он ушел домой, до конца не веря, что это с ним происходит.

 

3

Вадим подумал, что к завтрашнему дню Олеся придет в себя и отбросит идею перемещения между мирами. Он сам не до конца верил в такую возможность, ведь даже в священных книгах не описывается ни одного случая подобного путешествия. Конечно, причина может быть в том, что из таких путешествий просто никто не возвращался. И все же как–то это слишком просто – прыгнуть в воду, представить другой мир – и вот ты уже там.

Вадим слабо верил, что Олеся позвонит, и все же взял в этот день выходной. Из головы не выходил вчерашний разговор, он хотел встретиться еще раз и, как влюбленный дурачок, гипнотизировал телефон. И она позвонила в четвертом часу.

На пляже, как и в любой жаркий день, расположилось много людей на покрывалах. Вадим постарался сделать вид, что не смотрит, как Олеся снимает одежду. Он подумал, что его неравнодушный взгляд на ее тело – это последнее, что она хочет увидеть. Но он зря беспокоился, скорбь настолько заполнила несчастную девушку, что та ни на что не обращала внимания. Она встала на песок и отстраненным взглядом посмотрела на широкую реку и бесконечный лес на другом берегу.  Ее спутник очень бы хотел знать, о чем она думает, но не решался спросить. Наконец, он прервал молчание.

Комментарий Владислава Пасечника:
Рассказ вполне можно было начать с этого момента. В принципе предыстория нам ничего не дала.

 

– Олеся, у меня до сих пор в голове не укладывается, что  ты веришь в возможность перемещения.

Девушка спокойно взглянула на него:

– А я и не верю.

Вадим впал в замешательство.

– Вчера я сказала тебе, что не свихнулась, – объясняла Олеся, – но я ошиблась. Просто я сильно хотела верить, что Виталя может быть жив, вот и поехала моя крыша.

– Но что мы тогда здесь делаем? – все еще не понимал Вадим.

– Я больше не могла оставаться дома, там ужасная обстановка, а ты оказался единственным человеком, кто мог составить мне компанию, – девушка посмотрела на него извиняющимся взглядом. – Прости, если не оправдала твои ожидания.

Парень по-доброму улыбнулся.

– У меня не было никаких ожиданий, все в порядке.

Олеся положила руку на затылок:

– Что-то мне напекло голову, пойду в воду.

– Только не исчезай в других мирах, – попытался пошутить Вадим, но увидел, что шутка не удалась: Олеся слишком глубоко была отравлена горем, чтобы реагировать на юмор.

«Я так и не призналась, – думала она, когда заходила в воду, и ее кожа стала покрываться мурашками, – хотя что себя обманывать – он бы сказал мне «нет». Наташа была права – я никто, и я была бы ему не нужна».

Олеся погрузилась в воду по шею, течение потихоньку сбивало ее с ног, ледяная вода насквозь пронзала холодом.

– Ну что ж, – последний рывок, – говорила она себе, собираясь с духом согнуть колени и погрузиться в холодную воду с головой. Вдохнув воздуха, она погрузилась в воду. Она не могла не вспомнить о том, что вчера ей говорил Вадим, и невольно решила на секунду представить тот мир, где жив Виталя. В душе человека всегда живет крохотная вера в чудо, сколько бы он в нем не разубеждался. В туже секунду девушке показалось, что вода дрогнула как при землетрясении. Перепугавшись, она тут же вынырнула и посмотрела на реку – та текла спокойно, как и всегда.

С облегчением вздохнув, ныряльщица решила выйти на берег. Выходя из воды, она искала глазами Вадима и их покрывало, но все это исчезло.

– Странно, – удивилась она, – зачем он ушел?

Олеся еще раз посмотрела вокруг – ничего не изменилась – речка, пляж. Она подошла к одной загорающей женщине.

– Извините, – спросила она у нее, – вы не видели, куда молодой человек ушел, который не далеко от вас сидел?

Загорелая женщина сняла очки и с удивлением посмотрела на незнакомку:

– Никого тут не было.

– Как это?! – удивилась девушка. – Здесь был коврик и моя одежда!

Женщина продолжала отрицать, что кого-то видела. Однако обеспокоенная девушка вызвала у нее сочувствие. Она подумала, что над доверчивой девочкой пошутили и оставили ее одну на пляже, в одном купальнике. Мудрая женщина решила не оставлять глупое создание на произвол судьбы и отдала незнакомке свое платье и шлепанцы.

Комментарий Владислава Пасечника:
Это не просто мудрая, но и очень щедрая женщина.

 

Потому что сама она приехала на машине и могла в ней без стеснения добраться до дома.

Олеся не понимала, зачем Вадим с ней так поступил, чувство злобы негодования на время даже заглушили в ней горе. Но, покинув пляж, она снова вернулась к своей скорби и, ничего не желая, просто шла по городу по направлению к дому, к счастью, он был совсем недалеко от пляжа.

Через некоторое время она добралась до своего подъезда. Ничего вокруг не изменилось, кроме того, что теперь не было Виталя, без которого ничего не имело значения.

– Эй, девушка! – обратился к ней какой-то запитый мужчина на лавочке, похожий на бомжа, – девушка, не подскажете ли, сколько время? Олеся заметила, что черты лица этого человека ей очень знакомы. Она подошла поближе.

– Девушка... – мужчина с морщинистым и обросшим лицом, кроме этого, со зловонным запахом перегара, выпрямился и снова сказал: – Девушка, ну скажите мне сколько времени?

Рита застыла с ошарашенными глазами: в лице этого морщинистого пьяницы она с трудом узнала своего отца.

– Сколько времени? – продолжал спрашивать он.

– Папа, когда ты успел... что случилось? – и она отошла назад, не веря своим глазам, в которых моментально поселился ужас.

Это без сомнения был ее отец, но как он успел за три часа, с момента их последней встречи, так постареть, отрастить бороду, да и вообще оказаться в таком виде? Даже, заливая горе вином, он не мог так быстро превратится в чучело.

Со страхом она приблизалась еще раз. Ну, точно – это он, даже шрам на шее, который он когда-то в детстве приобрел, на том же месте.

«Выходит, я правда в другом мире, – не веря самой себе, подумала Олеся. – Но как такое возможно? Надо идти назад», – тут же решила она, как вдруг из подъезда вышел Виталя, спокойно прикуривая сигарету.

Олеся стояла, как вкопанная, как стоят, когда видят воскресшего покойника.

– Эх, дядя Слава, вдруг сказал восставший из могилы и подошел к пьянице на лавочке,  – ну что же вы опять так напились...

Алкоголик что-то виновато пробурчал в ответ. Наконец Виталя обратил внимание на девушку, которая не сводила с него глаз.

– Здравствуйте, – сказал он машинально, оглядывая странную девушку ее с головы до ног.

– Виталя.. – еле выдавила она из себя.

– Вы знаете, как меня зовут? Польщен, – ответил тот. – А откуда, можно поинтересоваться?

Олеся ничего не отвечала и продолжала ошарашено смотреть.

– Со мной что–то не так, – испугался мужчина и начал себя оглядывать, предполагая, что на его свитере опять оказалось жирное пятно.

– Нет, нет, – Олеся попыталась прийти в себя, – все нормально. Просто… просто удивлена видеть вас в живую… только по телевизору видела.

– Да вы что? – взорвался он хохотом. – Польщен еще больше, однако вы меня с кем–то перепутали.

Олеся не знала, что сказать. Тут пьяница снова оживился и промычал:

– Виталька... Виталька, сколько времени?

– Да на что тебе время, – гавкнул на него крестник, – у тебя дела что ли какие-то? Сиди себе, отдыхай на солнышке.

Гостья из другого мира не продолжала удивляться. Впервые она видела, как Виталя повышал голос на ее отца.

– И все-таки откуда? – настаивал на своем вопросе Виталя и затягивался дымом, – откуда такая прекрасная девушка меня знает?

Олеся невольно улыбнулась – впервые в жизни она слышала от него комплимент.

Я дальняя родственница Вячеслава Анатольевича, – начала она импровизировать и указала на своего отца, – он как-то давно говорил о вас.

Виталя поверил и хотел что-то сказать, но Олеся его перебила.

– Я так давно не видела своего родственника, что с ним случилось?

Виталя подошел к ней почти вплотную, от неожиданности Олеся даже отступилась.

– То есть почему он в таком виде? – тихо спросил он.

Она кивнула.

– Понимаешь, – говорил он, снова оглядывая ее, – восемь лет назад он дочь потерял, вот и запил... А что ты так удивляешься, по-твоему, это не повод запить? И что ты за родственница, можно подробнее?

– А как же она умерла? – ответила девушка вопросом на вопрос и отошла на шаг назад.

– Несчастный случай, – ответил он. – Кстати, ты на нее очень похожа, вижу, что и правда родственница, только не пойму, по какой линии... Может, уже раскроешь секрет?

– Ты сказал, что я тебя с кем-то спутала, разве ты не работаешь на телеканале?

Олеся подумала, что раз уж оказалась в параллельном мире, надо выяснить все, что здесь происходит. Он  опешил.

– Телеканал?

– Да, правильно, – подтвердила Олеся, – ты же хотел запустить свой телеканал и работать там ведущим новостей!

– Откуда ты знаешь? – «Виталя номер два» остолбенел.

– Просто знаю. Так почему не открыл? – продолжала она допытываться.

– Ты кто такая? С луны свалилась что ли? – с удивленной улыбкой сказал мужчина.

Но по серьезному взгляду собеседницы он понял, что та не намеривается говорить, пока он первый не ответит.

– Да какой из меня ведущий? Я двух слов перед камерой связать не могу, – наконец сказал он.

– Что? – удивилась Олеся. – У тебя ведь замечательный голос и внешность подходящая, почему ты этого в себе не увидел? – с сожалением говорила она. – Да ты создан для того, чтобы вести новости! У тебя бы все получилось! – и Олеся, расстроившись, покачала головой.

Виталя не мог поверить своим ушам, пораженный до глубины души он спросил у незнакомки.

– Ты серьезно так думаешь?

– Конечно, – нисколько не сомневаясь, ответила она и огорченно вздохнула, думая, что и здесь судьба Витале сложилась не лучшим образом.

А на его лице нарисовалась счастливая улыбка, а глаза наполнились хрустальным блеском.

– Знаешь, – сказал он искренне, – понятия не имею, откуда у тебя такие выводы обо мне, но мне никогда в жизни такого еще никто не говорил!

Олеся удивленно посмотрела, но ничего не успела сказать, так как из подъезда, зачесывая за уши жирные волосы, вышла женщина и, увидев Виталю, выпучила глаза:

– Я думала, ты уже ушел, а ты тут стоишь, разговариваешь. Вижу, времени не теряешь, – добавила она, недоверчиво посмотрев на Олесю.

– Милая, ты не так поняла, – оправдывался Виталя, –  Это... эээ родственница дяди Славы.

Женщина не очень-то поверила и продолжала разглядывать потенциальную соперницу.

– Представляешь, – радостно говорил Виталя, – я впервые эту девушку вижу, а она сразу мне сказала, что я создан для того, чтобы вести новости на телеканале! Я же тебе говорил, что есть во мне такие склонности! – и он, как ребенок, сделал счастливую гримасу.

– Пойдем, а то опоздаем! – ответила она. – Ты же знаешь, как начальник этого не любит.

Виталя вздохнул и молча согласился.

– Слушай, ты не теряйся, – уходя, сказал он Олесе. – Вечером в двадцать пятую квартиру загляни, расскажи, наконец, что ты за родственница такая. Зайдешь? – и он с надеждой посмотрел на нее.

Олеся машинально кивнула, и парочка ушла.

– Какой ужас, – сказала путешественница между мирами, – что это за ужасная реальность? Она не узнавала Виталю: боится начальника, страдает низкой самооценкой, ходит пешком, да еще и курит... ведь он никогда не курил. – Вдруг Олеся печально вздохнула, – зато живой.

Еще раз с грустью взглянув на запитого отца, она, не секунды не сомневаясь, побежала назад к реке, надеясь, что вода и в этот раз не откажется ее переместить, и что немаловажно – обратно домой. Зайдя в реку в том же месте и нырнув, она направила все свои силы в мозг, чтобы представить мир, откуда она пришла, и где Виталя, к сожалению, все-таки погиб. К своей большой радости Олеся снова почувствовала, как дрогнула вода, словно при цунами.

Вадим наблюдал за Олесей: как ее хрупкое тело медленно погружается, а потом выходит из воды: нежные плечи, тонкая талия, стройные ноги. Когда девушка подошла уже совсем близко, Вадим состроил равнодушный вид. Олеся села рядом на покрывало и с живостью начала говорить:

– Надо же, я не знала, что одно простое ныряние в холодную воду может так взбодрить и прибавить сил, – посмотрела она с улыбкой на своего, друга, – я чувствую себя какой-то другой! Со мной никогда такого не было!

Комментарий Владислава Пасечника:
Наверное странно Вадиму странно было видеть ее такой. То есть он мог решить, что это - очередная истерика.

 

Вадим радостно улыбнулся ей в ответ:

– Да, ты определенно взбодрилась, как будто сейчас только на американских горках прокатилась. Что с тобой случилось? Ты побыла в воде всего секунду.

– Не знаю, – задумчиво сказала девушка и пыталась подобрать слова, которые могли бы описать ее нынешнее ощущение. – Я чувствую себя гораздо лучше, я как будто… что-то во мне переменилось, не знаю, что.

– Что же ты там нашла на дне? – продолжал Вадим, которому передалось радостное возбуждение спутницы.

Олеся задумалась, пытаясь понять, что же с ней случилось, но все, что она помнила – это холодная вода, которая на секунду охватила все ее тело.

 

Общая оценка:

Комментарий Владислава Пасечника:
Нет литературного языка, персонажи говорят невпопад, история предсказуемая и довольно плоская. Финал пространный. Почему она не осталась в том мире, почему не пыталась бороться за свою любовь? Вот если бы алкашом у подъезда оказался Виталя... 

Комментарий Натальи Дорониной:
Дорога на Первомайское опасна, бийская вода отрезвляет, девичья память короткая…
Совмещение любовной истории и путешествия между мирами, на мой взгляд, перспективно, но, к сожалению, у автора не получилось баланса между этими двумя линиями. Рассказ выглядит сырым, недописанным, невыправленным… Автору, безусловно, удались диалоги между подругами, но вот характер Олеси, обозначенный вначале (Олеся была из числа тех добрых и красивых девушек, которые всецело отдавались любви и посвящали свою жизнь одному человеку, порой, забывая о собственных желаниях) должен был бы привести к продолжнеию – девушка периодически возвращается в параллельный мир и меняет героев. 

Комментарий Павла Сидоренко:
Много речевых ошибок, текст не выверен, характеров нет, можно говорить и дальше. Складывается впечатление, что автор не знает о чем пишет. Открыть ТВ ой как нелегко, и если потом на нем вести новости, кто же будет заниматься его развитием? 

 

У тебя есть другое мнение? Пиши в комментариях!

Перейти в меню конкурса

Перейти на главную

Правила комментирования

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить